Логин:   
Пароль:
Регистрация на сайте! Забыли пароль?
Вы просматриваете мобильную версию сайта. Перейти на полную версию сайта.
Футбол биограф.ru » Ш » Билл Шенкли (Bill Shankly)
Билл Шенкли (Bill Shankly)
Категория: Ш, S
автор: Biograph | 2-05-2011, 23:20 | Просмотров: 3199

Билл Шенкли по праву считается одним из самых выдающихся менеджеров в истории футбола. Об его успехах в Ливерпуле, который при нем стал лучшей командой Англии, досконально известно каждому, кто имеет хоть приблизительное представление об английском футболе. Однако работой на Анфилд Роуд биография Шенкли не ограничивается – этому предшествовали десять лет настоящей закалки в "трясине" Футбольной Лиги, в Карлайле, Гримсби, Уоркингтоне и Хаддерсфилде. Об этом периоде карьеры Шенкли часто забывают, но именно тогда происходило становление будущей легенды…

Карьера футболиста Билла Шенкли завершилась 19 марта 1949 года. Ему шел 36-й год и руководство клуба Престон Норт Энд, где Шенкли был капитаном и перед войной выигрывал Кубок Англии, не сомневалось, что Билл свое отыграл. Наверное, так оно и было на самом деле, хотя Шенкс до конца дней своих был уверен, что мог еще "попылить". Но футбольные законы жестоки, и Шенкли, отдавшего клубу без малого 16 лет, попросту поставили перед фактом – он больше не нужен. Разочарованный ветеран вручил свою футболку с четверым номером менеджеру Билли Скотту со словами: "Пусть теперь она сама бегает по полю".

Но на самом деле Билл уже подумывал о работе тренера. Он не надеялся сразу стать менеджером, а потому прошел курсы физиотерапевта и массажиста, зная, что эти навыки первое время обязательно пригодятся. Шенкли регулярно просматривал в газетах страницы с объявлениями о вакансиях в футбольных клубах, следил за новостями об отставках и увольнениях. В январе 1949 года он наконец нашел то, что искал. Играющий менеджер Айвор Броадис из клуба северной группы третьего дивизиона Карлайл Юнайтед за 18 тысяч фунтов продал самого себя в Сандерленд.

Карлайл не был чужим клубом для Шенкли. Именно здесь в 1932 году начиналась его профессиональная карьера. Одним из директоров Карлайла и тогда, и теперь был Билл Блит, дядя Шенкса. На его поддержку можно было рассчитывать, однако руководство Карлайла далеко не сразу сделало выбор в пользу Шенкли. Да и Престон, которому грозил вылет из первого дивизиона, заупрямился и отказывался отпускать Билла даже после того, как Карлайл объявил о назначении бывшего игрока сборной Шотландии новым менеджером. Потому-то между собеседованием и первым матчем Шенкли во главе Карлайла прошло полтора месяца.

Он начал свою работу с завоевания трофея – маленького, но все-таки трофея. Дебют Шенкса совпал с финалом Кубка Кумберленда, в котором Карлайл со счетом 2:1 одолел Уоркингтон – по иронии судьбы, один из будущих клубов Билла. С тех пор как Шенкли начинал карьеру в Карлайле, в клубе существенных изменений не произошло – он барахтался в середине таблицы третьего дивизиона, а в сезоне 1948/49 финишировал на 15-м месте. Потому новый наставник, зная, что ему не грозит вылет и не светит повышение в классе, имел возможность в оставшихся семи матчах сезона (Карлайл выиграл лишь один) спокойно присматриваться к команде и строить планы на будущее.

Уже в те первые месяцы работы можно заметить наброски принципов, которые будут характерны для Шенкли на протяжении всей его тренерской карьеры. Ему удалось оживить тренировочный процесс, заменив бессмысленную и изматывающую беготню по кругу работой с мячом. Каждая тренировка теперь заканчивалась игрой пять на пять. Шенкли не без оснований полагал, что таким образом футболисты получают прекрасную возможность оттачивать технику – основу основ будущих успешных действий. Составы для таких поединков комплектовались по-разному – англичане против шотландцев, женатые против холостяков, молодые против ветеранов, однако цель всегда была одна – победа команды, за которую выступал Шенкли. Очевидцы вспоминали, что иногда приходилось играть до темна, пока вперед не выходил "кто надо". Шенкс не признавал поражений.

В отношениях с игроками Билл с самого начала поставил себя требовательным и жестким руководителем. Однако в этом ничего не было от желания утвердить свой авторитет, что свойственно начинающим наставникам. Просто Шенкли прежде всего ценил дисциплину, и строго осаживал тех, кто чересчур увлекался любовными похождениями или алкоголем. При этом он не был деспотом, и заботился, чтобы игрок, не попавший в число одиннадцати, не чувствовал себя ненужным. В Карлайле Шенкли завел оригинальную традицию сообщать команде состав на игру. В первые послевоенные годы с продуктами было туго, но благодаря фермеру из числа болельщиков Карлайла в пятницу, за день до матча, в клуб поступала посылка – несколько десятков яиц и масло. Билл вместе с тренером Фредом Фордом делил "паек усиленного питания" на одиннадцать человек. С остальными Шенкли спешил поговорить. "Если ты не попадал в состав, он всегда говорил тебе почему, - вспоминал игрок Карлайла Алекс Макинтош. – После такого разговора ты не чувствовал себя лишним, просто понимал, что нынешнее состояние газона тебе не подходит!"

В то же время проявилась традиционная для Шенкли нелюбовь к травмированным игрокам. Если кто-то получал повреждение, Билл до конца уверял футболиста, что на самом деле ничего опасного нет, но если тот все-таки не мог выйти на поле, Шенкс переставал его замечать. "Ходи медленнее, тогда противник не поймет, что у тебя проблемы", - убеждал он вратаря Джима Макларена, который как-то дернул мышцу бедра и передвигался с большим трудом.

Однако в отношениях с болельщиками Шенкли уже тогда зарекомендовал себя "героем рабочего класса". Вместо традиционной статьи в программке к матчу он выбирал живое общение – незадолго до стартового свистка посредством громкой связи обращался к трибунам с речью, объявляя состав, объясняя, почему были сделаны изменения, рассказывая о том, как команда действовала в выездном поединке. И непременно подчеркивал силу Карлайла, для которого "просто не существует достойного противника".

Дела команды действительно шли в гору. Билл Шенкли не имел серьезных средств, да и неоткуда им было взяться. Из-за своего расположения Карлайл можно назвать отдаленным и обособленным клубом. Кумберленд не был богат футбольными талантами, а потому рассчитывать приходилось на соседей-шотландцев и на ветеранов, которые были готовы доигрывать в "глухомани". С первых матчей Шенкли доверился здешнему молодому защитнику Джеффу Твентимэну, который впоследствии поиграет за Ливерпуль, но прославится как скаут во времена Шенкса на Анфилде. Из Манчестер Сити Билл пригласил толкового флангового форварда Билли Хогана – он был недостаточно хорош для элиты, но оказался превосходным исполнителем на уровне третьего дивизиона.

В первом полноценном сезоне в Карлайле, 1949/50, Шенкли поднял команду на девятое место, после чего нашел еще двух очень важных игроков для клуба с Брантон Парка – шотландца Алекса Маккью и ирландца Падди Уотерса. В результате команда в сезоне 1950/51 финишировала на третьем месте, собирая на домашних поединках по 18-20 тысяч зрителей. Карлайл никогда прежде не был так близок к повышению в классе (тогда путевки во второй дивизион получали только чемпионы северной и южной групп), но даже больше, чем борьба за первое место, запомнилось кубковое сражение с Арсеналом.

Довоенная репутация Канониров все еще не утратила магическую силу, а потому для Карлайла поездка в январе 1951 года на Хайбери стало главным событием в истории. Шенкли потерял накануне игры нападающего Джека Линдси, но заставил Джеффа Твентимэна выйти на поле с незалеченной травмой. Билл понимал чувства своей команды, а потому просил лишь об одном: "Едва мяч после начала поединка окажется  у нас, отдайте его Билли Хогану". Мяч впервые оказался у гостей на исходе второй минуты, когда Арсенал уже успел создать пару угроз воротам соперника. Капитан Карлайла Алекс Макинтош честно признался, что в тот момент был уверен – Арсенал набьет им не меньше двух десятков. "Однако как только мяч оказался у Хогана, тот настолько легко нанизал с помощью дриблинга нескольких Канониров, что мы мгновенно успокоились. Шенкли знал, о чем говорил". Матч завершился почетной нулевой ничьей, а Шенкс, впервые как менеджер оказавшись в центре внимания главных акул пера страны, невозмутимо заявил: "Если бы Твентимэн играл в полную силу, а Линдси сумел бы выйти на поле, Карлайл победил бы".

Переигровка на Брантон Парк собрала 25 тысяч зрителей, но теперь уже Арсенал не оставил ни малейшего шанса "малышам", одержав убедительную победу со счетом 4:1. Этот удар оказался для Карлайла слишком болезненным, и команда потеряла несколько важных очков в матчах с аутсайдерами, что сказалось на финише сезона. Ротерхэм завоевал путевку во второй дивизион, а Синим остались воспоминания о выезде на прославленный Хайбери. Шенкли предчувствовал, что команда не выдержит напряженной схватки за путевку и решительно требовал от руководства клуба раскошелиться на новых игроков. Он знал, что Карлайл хорошо заработал на продаже Броадиса два года назад, получил хорошую выручку за два матча с Арсеналом, которые в сумме собрали более 80-ти тысяч зрителей. Однако правление рассуждало иначе: мы два десятка лет никуда не поднимались, ничего не случится, если не поднимемся и теперь. Клуб предпочел рассчитаться с кредиторами, а менеджер понял, что дальнейшая работа станет для него бегом по кругу.

Уже тогда Билл Шенкли предложил свою кандидатуру на пост менеджера Ливерпуля, но мерсисайдцы сделали выбор в пользу Дона Уэлша – директорам не понравилось, когда претендент безапелляционно потребовал передать ему всю полноту власти по комплектации команды и выбору состава на игру. Тогда это было недопустимо. Впрочем, было понятно, что, невзирая на эту неудачу, Шенкли в Карлайле не задержится. Весной 1951 году он получил предложение от клуба Гримсби Таун, который на тот момент еще выступал во втором дивизионе. Им нужен был тренер, который стал бы помощником для заболевшего менеджера Чарли Спенсера. Это было интересное предложение, ведь еще в 1948 году Гримсби выступал в элите, где до войны занимал пятое место. Кроме того, пока шли переговоры, стало известно, что Спенсер принял окончательное решение оставить работу. И хотя Гримсби по итогам сезона вылетел в третий дивизион, Билл Шенкли согласился с новым предложением и стал менеджером команды.

 

Когда Гримсби покидал какой-то дивизион, его обитатели вздыхали с облегчением. Поездки в этот рыбацкий город не нравились никому. Всегда ветрено, холодно и этот невыносимый запах рыбы… Ненси Шенкли, супруга Билла, потом будет рассказывать подружкам: "Все, чем запомнился Гримсби – запахом рыбы". Гости, посетившие Бланделл Парк, увозили домой именно этот запах – радушные хозяева, когда после перерыва раздевалка приезжей команды пустела, вешали там сумку с рыбой. На добрую память…

Но Билла Шенкли больше волновало не это. Ему достался состав, деморализованный вторым за три года вылетом в низший дивизион. Да и тот был существенно прорежен по воле руководства, которое, не утруждая себя тем, чтобы поинтересоваться мнением нового менеджера, продало или выставило на продажу часть игроков. Начало сезона 1951/52 стало продолжением неудачного прошлого чемпионата. Гримсби терпел поражение за поражением, Шенкли пришлось ставить в ворота своего ассистента Джорджа Твиди, а Алекс Маккью, которого он привел с собой из Карлайла, сломал ногу уже во втором матче. Однако постепенно Гримсби выкарабкался из кризиса, а в середине сезона, после одиннадцати побед подряд, Шенкли уже говорил о "лучшей команде в Англии". Ветеран Билли Кейрнс забил 35 мячей, удостоившись от менеджера эпитета "лучший мастер игры головой со времен Дикси Дина". Увы, неудачное начало сезона не позволило Гримсби занять место выше второго. Линкольн, который добыл победу на Бланделл Парк во втором туре, опередил конкурента на три очка и получил путевку во второй дивизион.

Шенкли, однако, не собирался отчаиваться, и, внеся в состав минимальные изменения, начал новый сезон с пяти побед подряд. Первое поражение Гримсби потерпел только в десятом туре, в Карлайле, но оставался в числе претендентов на победу в дивизионе почти до самого финиша. На этот раз надежды потерпели крах после четырех кряду поражений на Пасху, и Гримсби финишировал пятым. Шенкли понимал, что команда, составленная в основном из возрастных исполнителей, просто не вытягивает на одном уровне весь сезон, а потому нуждается в омоложении и обновлении. Как и в Карлайле, он не получил поддержки у правления клуба, и даже посредственное начало сезона 1953/54 не заставило директоров раскошелиться. Шенкли знал, что в казне есть деньги, ведь Гримсби был в числе самых посещаемых клубов третьего дивизиона, однако каждая его просьба упорно игнорировалась. Дома Билл выслушивал вздохи и причитания супруги, которой не нравилось жить на восточном побережье. Она намекала, что было бы хорошо вернуться на запад, поближе к друзьям и знакомой обстановке, и в декабре 1953 года Билл Шенкли неожиданно согласился встретиться с руководством Уоркингтона.

Решение Шенкли оставить Гримсби было понятно, однако его новое место работы шокировало всех. Да и сам Билл, когда немного осмотрелся, понял, куда  попал. Его предшественник, Тед Смит, не был уволен, он ушел сам, получив, как он сказал, более интересное предложение – Смит стал тюремным надзирателем. Один только этот факт говорит о многом. Впервые ступив в свой кабинет – маленькую деревянную комнатушку, Шенкли автоматически провел по стене в поисках выключателя. И не нашел. Оказалось, что в клубе вообще нет электричества – такая роскошь Уоркингтону не по карману. Секретарь был занят неполный рабочий день, и частенько самому Шенкли доводилось бегать в помещение, где стоял телефон, и отвечать на звонки. Везде пахло сыростью, а дряхлые трибуны стадиона Боро Парк иногда собирали больше зрителей во время тренировки регбийной команды, чем на матчах футбольного третьего дивизиона. Шенкли этот факт крепко задел, но он вынужден был мириться, потому что регбисты, убивавшие своими тренировками газон, платили живые деньги, коих в клубе было немного.

Уоркингтон стал членом Футбольной Лиги в 1951 году. Тогда же регбийная команда выиграла чемпионат. Неудивительно, что регбисты пользовались большей популярностью не только среди жителей города, но даже среди членов правления футбольного клуба. Тем более что футболисты результатами не радовали – в дебютном сезоне заняли последнее, 24-е, место, затем поднялись на одну ступеньку. Это значило, что по итогам сезона клуб вынужден был подтверждать свое право на место в Футбольной Лиге путем голосования. Руководство клуба понимало, что третий кряду слабый сезон может стать для новичка роковым, и когда Уоркингтон в середине сезона обосновался на последнем месте, набрав только 12 очков после 21 матча, было решено позвать на помощь Билла Шенкли. Так получилось, что Шенкс дебютировал в январе 1954 года матчем с Гримсби, и добился важной ничьей 2:2. С этого поединка началась удачная серия, и Уоркингтон, уступив только дважды в девяти матчах, выкарабкался из опасной зоны. Шенкли почти даром нашел в Линкольне Эрни Уиттла, голы которого помогли команде удержаться на 20-й позиции.

Невзирая на скудные ресурсы и скромные условия, Уоркингтон в последних матчах сезона действовал настолько воодушевленно, что это передалось не только болельщикам, а также членам правления. Некоторые поединки собирали около 15-ти тысяч зрителей, что для 25-тысячного городка с огромным уровнем безработицы было свидетельством настоящего успеха. Летом в клуб вернулся председатель Эрнест Смит, который вместе с некоторыми директорами пообещал помочь средствами на усиление состава. Они не обманули, и Шенкли, продав и отпустив бесплатно более десятка игроков, пригласил шесть добротных исполнителей. Билл не мог не нарадоваться на новых игроков, заодно подтягивая воспитанников молодежного состава, которых он искал по всему Кумберленду с помощью газетных объявлений.

Команда настолько резво стартовала, что в середине сезона шла на пятом месте, а также добыла многообещающую победу 1:0 в кубковом матче в Лондоне над Лейтон Ориент (южная группа третьего дивизиона не без оснований считалась сильнее по составу, чем северная). Как стало известно потом, Уоркинтон ехал в столицу в одном поезде с легендарной сборной Венгрии, которая возвращалась после победы 4:2 над шотландцами. Шенкли организовал встречу своей команды с прославленными мадьярами, и футболисты очень весело провели время в дороге. А после кубковой победы в офис Уоркингтона пришла поздравительная телеграмма от венгерской федерации футбола. В следующем раунде Уоркингтон уступил со счетом 0:5 Лутону, с чего начался игровой кризис. В результате команда финишировала на восьмом месте, что все равно было потрясающим прогрессом. Да вот только болельщики… охладели к футболу, как только Уоркингтон стал проигрывать, и на последних матчах с трудом удавалось заполнить 2,5-3 тысячи мест.

Потратив на усиление состава 18,5 тысяч фунтов, руководство клуба осознало, что более ничем помочь Биллу Шенкли не в состоянии – иначе это чревато серьезной катастрофой. Шенкс был уведомлен о том, что новых игроков на старте сезона 1955/56 не будет, а кроме того, всем, кто был на контракте, урежут зарплату. Некоторые, дабы прокормить свои семьи, стали искать себе приработок – во внефутбольное время. Невзирая на это, Уоркингтон хорошо начал сезон и даже шел на четвертом месте. Однако в ноябре 1955 года после поражения на поле Аккрингтона, также шедшего в лидерах, со счетом 1:5, Шенкли понял, что ему надоело каждый день в буквальном смысле сражаться за выживание. Двумя неделями ранее с ним связался Энди Битти, с которым довелось поиграть в Престоне, и предложил войти в тренерский штаб руководимого им Хаддерсфилда. "Я вижу, насколько успешно ты работаешь с молодыми игроками в Уоркингтоне, - говорил Битти. – У меня ты будешь делать то же самое. Не забывай, тебя приглашает Хаддерсфилд, клуб, который первым в Англии выиграл три кряду чемпионских звания, и это – первый дивизион". Шенкли раздумывал недолго.

 

Первая тренировка Билла Шенкли в Хаддерсфилде произвела сенсацию. Новичок сразу же недвусмысленно заявил об амбициях. Он должен был отвечать за резервную команду, но при этом являлся ассистентом менеджера. В обязанности Шенкли входило руководство тренировочным процессом всех команд, но, едва ступив на площадку, он объявил тренеру Эдди Буту: "Плевать на основу, пусть делают, что хотят. Мы будем заниматься с резервом". Энди Битти все понял, и уже на следующий день сокрушался: "Приглашение Шенкли стало моей самой большой ошибкой. Мы не ладили с ним, когда играли вместе за Престон, и я напрасно надеялся, что с годами Билл изменился". С этого момента Шенкли и Битти оказались в состоянии холодной войны.

Шенкс, как всегда, с удовольствием окунулся в работу и скоро с привычной бравадой говорил о своей команде, как о настоящей владычице футбольных полей. Билл откровенно насмехался над игрой основного состава, и стоило Энди Битти перевести кого-нибудь в резерв, как Шенкли спешил к "несчастному": "Поздравляю с повышением!" Впрочем, заявление Шенкли – его резервная команда сильнее основы – было не таким уж голословным: по итогам сезона Хаддерсфилд вылетел во второй дивизион, а вот во второй команде подобрался очень интересный и перспективный состав.

На правом фланге атаки действовал Кевин Макхейл, который впоследствии сыграет почти четыре сотни матчей за Хаддерсфилд. Позицию левого защитника закрывал Рэй Уилсон, будущий чемпион мира 1966 года. На острие атаки заколачивал голы еще совсем юный Денис Лоу, один из лучших бомбардиров в мировом футболе 1960-х. В матче молодежного Кубка Англии команда Шенкли до перерыва забила два "сухих" мяча в ворота "Малышей Басби", и наставник МЮ, невзирая на общую победу его команды – 4:2, не скрывал восторга от игры соперника и в особенности Лоу. Но о том, чтобы продать Дениса не могло быть и речи. Шенкли много сделал, чтобы нападающий остался именно в Хаддерсфилде, и за все время работы в клубе решительно отбивался от самых заманчивых предложений. Две недели спустя после перехода Шенкса Ливерпуль, руководство клуба продало Лоу в Манчестер Сити за 55 тысяч фунтов. Билл утверждал, что Денис стоит 100 тысяч – именно столько через год отдал за форварда итальянский Торино.

"Шенкли и Битти отличались друг от друга как день и ночь, - говорил ассистент секретаря клуба Эдди Бреннан. – Строгого Битти даже в правлении клуба называли боссом, а простой и доступный Шенкли был для всех Биллом".

И это действительно было так. Билл Шенкли настолько любил футбол, что был готов гонять мяч даже с детворой. В Хаддерсфилде возникла традиция по воскресеньям устраивать футбольные марафоны на пустыре. Шенкли участвовал в игрищах на равных с семилетними сорванцами и их работягами родителями. Играли до полного изнеможения, иногда в командах набиралось по 15 человек. Тот же Бреннан вспоминал, как зашел по делам домой к Шенкли, когда кто-то с улицы позвал Билла. Шенкли открыл дверь, на пороге стоял паренек лет десяти.

- Билл, ты выйдешь поиграть?
- Привет, сынок. Одну минутку. Вы пока приготовьте штанги. Как твоя травма, кстати?

Потом Шенкс объяснил ошарашенному Бреннану: "Опасный тип – пришлось вставить ему в прошлом матче".

Традицию воскресных баталий в Хаддерсфилде Шенкли соблюдал долгое время, даже когда работал уже в Ливерпуле. Случалось, он появлялся на этих матчах с кем-то из своих помощников – с Джо Фэганом, например.

…Сезон 1956/57 во втором дивизионе начался для Хаддерсфилда и Энди Битти неудачно. В ноябре, уступив на домашней арене Лидс Роуд соседям из Шеффилд Юнайтед со счетом 1:4, команда потерпела седьмое поражение в 16-ти матчах чемпионата. Битти слышал, что кричали ему с трибун, он читал резкие отчеты в газетах, чувствовал на себе холодные взгляды членов правления, знал, что многие игроки его недолюбливают. Обо всем этом он рассказал после матча в беседе с главой клуба Бернардом Ньюманом. И попросил об отставке. Битти признался, что устал от постоянного стресса, а после того, как недавно от сердечного приступа скончался менеджер Арсенала Том Уиттакер, он откровенно опасается за свою жизнь. Ньюман уговаривать менеджера не стал, а только спросил его совета насчет преемника. Невзирая на то, что о натянутых отношениях между Битти и Шенкли было хорошо известно, Энди порекомендовал кандидатуру Билла. "Резервный состав не проигрывает уже 14 матчей. Вам не найти лучшего менеджера". По иронии судьбы, команда Шенкли в тот же вечер потерпела поражение в Барнсли, однако это не имело никакого значения – от предложения подумать до утра он отказался, потому что тут же выразил готовность стать менеджером.

"Мы мгновенно ощутили изменения к лучшему, - вспоминал центрфорвард Дэйв Хиксон. – Билл нравился всем, он был открыт и честен. Если ты хотел поговорить с Энди Битти, тебе нужно было записаться на прием, а к Шенкли можно было входить даже без стука".

Первый официальный матч Хаддерсфилд с новым менеджером провел в том самом Барнсли, и теперь основной состав одержал свою самую крупную выездную победу после войны – 5:0. Однако, невзирая на все положительные изменения, до конца сезона команда демонстрировала результаты, которые были вряд ли лучше, чем при Битти. Шенкли перестраивал состав, смело вводил молодых исполнителей, а потому громкие победы чередовались с оглушительными провалами, что вылилось в итоговое 12-е место. В следующем сезоне, 1957/58, результаты улучшились несущественно – Хаддерсфилд набрал только на два очка больше и поднялся на 9-ю позицию. Показательно, что самым запоминающимся событием стала отнюдь не победа. В декабре 1957-го Хаддерсфилд в середине второго тайма вел со счетом 5:1 на поле Чарльтона. Соперник играл в меньшинстве, однако в оставшееся время забил шесть мячей и праздновал победу со счетом 7:6.

Без малого год спустя Шенкли в похожей ситуации оказался уже в роли победителя. Во многом тот поединок с Ливерпулем в октябре 1958 года можно назвать судьбоносным. Хаддерсфилд, который на старте сезона потерпел пять поражений, уже на 5-й минуте остался вдесятером из-за травмы Кенни Тейлор. Однако это не помешало хозяевам Лидс Роуд нанести мерсисайдцам поражение со счетом 5:0. И если эта победа ничуть не улучшила положение Хаддерсфилда (по итогам сезона команда опустилась на 14-е место), то для будущего Шенкли и Ливерпуля она оказалась решающей.

Летом 1959 года Шенкли пообещал, что в результатах Хаддерсфилда наконец-то случится прорыв. Молодые игроки возмужали, команда сыгралась, хотя для того, чтобы собрать действительно качественный состав, не хватало хорошего напарника для Дениса Лоу на острие атаки и центрального защитника. Воспользовавшись удачным стартом сезона (осенью Хаддерсфилд шел на четвертом месте, отставая на 5 очков от лидировавшей Астон Виллы, но имея две игры в запасе), Шенкли предпринял попытку решить обе проблемы. В Шотландии он присмотрел нападающего Иана Сент-Джона и защитника Рона Йетса. "Мне нужны эти двое, и я гарантирую повышение в классе". Однако председатель правления клуба Стивен Листер ответил категорическим отказом. Сент-Джон и Йетс вместе стоили около 50-ти тысяч фунтов, но политика клуба заключалась в том, чтобы избегать долгов, а свободные средства вкладывать в улучшение стадиона – в конце концов Хаддерсфилд оставался одним из немногих клубов страны, на чьей арене не было искусственного освещения. "Мы можем выделить вам максимум 15 тысяч фунтов, -  предложил Листер. – Остальное вы получите, если согласитесь продать Дениса Лоу. Политика нашего клуба заключается в том, чтобы воспитывать молодых игроков и жить за счет их продажи". Шенкли понимал, что на голом энтузиазме создать успешный состав, опираясь только на молодежь, невозможно. Даже Манчестер Юнайтед, невзирая на талантливое поколение "Малышей Басби", продолжал тратить серьезные средства на новых игроков.

Именно в этот момент на сцене возник Ливерпуль в лице главы клуба Тома Уильямса и Харри Латэма, одного из директоров. В середине октября 1959 года они впервые переговорили с Биллом Шенкли, который попросил время на раздумья. В принципе, Шенкли сразу понял, что это предложение даст ему возможность реализовать свои амбиции. Оставалось только уговорить семью, которая уезжать из Хаддерсфилда не хотела. Почти месяц о возможном переходе Шенкса в Ливерпуль не было известно никому, и только в конце ноября, когда Хаддерсфилд дома обыграл 1:0 мерсисайдцев, в газетах появились робкие намеки на эту тему. Понимая, что тянуть дальше нет никакого смысла, Шенкли объявил на собрании правления о своем намерении "перебраться в большой клуб из большого города".

В Ливерпуле Билл Шенкли получит Иана Сент-Джона и Рона Йетса. С Ливерпулем Билл Шенкли решит задачу выхода в первый дивизион. Потом будут три чемпионских звания, два Кубка Англии и Кубок УЕФА – все то, что сделало имя Шенкли бессмертным, а Ливерпуль вознесло к величию.

Алексей Иванов, Football.ua



Другие новости по теме:
Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.